Первый лауреат от России

Станислав Попов


15 мая в Лондоне прошла церемония вручения премии Carl Alan Awards. В танцевальном мире она равнозначна «Оскару» в мире киноиндустрии. Премия существует с 1953 года, когда ее основала Mecca Entertainment Company. В те годы это была одна из крупнейших в Великобритании компаний, объединяющих наиболее обширную сеть танцевальных залов и развлекательных центров. Премия получила свое название по имени двух председателей этой компании. Это были Карл Хейманн и Алан Фэли (Carl Heimann, Alan Fairley). Начиная с 2007 года, организацией Carl Alan Awards занимается IDTA, одна из крупнейших танцевальных организаций Великобритании. Премия вручается за выдающийся вклад в танцевальную индустрию. Ее получают учителя, исполнители и хореографы. Причем уже сам факт попадания в номинацию всегда расценивался как признание такого вклада.


В 2015 году впервые в истории бальных танцев лауреатом премии в самой почетной номинации «За всемирный вклад в развитие танцев» (Worldwide Contribution) стал представитель России и Восточной Европы – Станислав Попов.

Станислав Попов

Станислав Григорьевич, в мае этого года вам была вручена почетная премия Carl Alan Awards. Она расценивается как главная премия танцевального мира, причем не только бального. Как она прошла по вашей жизни? Какое у вас было к ней отношение?


С.П. Про Carl Alan Awards я слышал неоднократно, и для меня эта, учрежденная в Великобритании, премия была наиболее высокой в мире бальных танцев. Действительно она вручалась не только представителям латиноамериканского и европейского танца. В Великобритании ее получали прежде всего представители, так называемых, сиквенс дэнс, чрезвычайно популярных в этой стране. А еще те деятели, организаторы и функционеры, которые развивали не только бальный танец, а и другие его виды, как в Великобритании, так и за рубежом. Я знаю, что многие выдающиеся деятели бального танца, такие как Робин Шорт, почетный президент WDC, Карл Броер, тоже почетный президент WDC, и многие другие известные люди были обладателями этой премии в номинации, которая является, наверное, самой престижной – Worldwild Contribution – «Всемирный вклад в развитие танца». Лучшие спортивные танцевальные пары мира, как в любителях, так и профессионалах также отмечались премией Carl Alan в соответствующих номинациях.


За все прошедшие годы сложилось огромное число номинантов, а их состав своеобразно отразил все происходящие в мировом танцевальном спорте изменения. В начале гегемонию Великобритании, а затем появление и других стран. Сначала европейских – Германия, Дания, а потом и других континентов, в лице США, Японии и Австралии.


Для меня эта премия всегда была очень престижна. Лет пятнадцать назад меня номинировали первый раз, и я приезжал на вручение. Но тогда премию получил Рене Барси из Франции. А мне было просто приятно от самого факта на ее выдвижение. А в этом году все произошло совершенно неожиданно, впрочем, так же как это всегда и происходит для всех номинантов. Немного поясню. В комитет этой премии входят представители только Великобритании, около 10 человек. Это уважаемые люди, среди которых чемпионы прошлого, известные танцевальные функционеры. Например, такие, как Роберт Гровер, в прошлом чемпион мира в европейских танцах среди любителей 1976 года. Позднее он стал президентом Imperial Society of Teachers of Dancing (ISTD) - престижной английской организации, объединяющей большое количество педагогов бального танца и не только. Из представленных заявок комитет отбирает по три кандидатуры на каждое направление, сохраняя это в абсолютном секрете. Комитету надо в этом вопросе отдать должное. Мик Стилианос и Лорна Ли - тоже его члены. Они выдающиеся танцоры, замечательные организаторы, но, когда сообщают номинантам о выдвижении, то ничем, даже своим тоном не дают понять, как все в итоге сложится. Поэтому в полученном мною уведомлении, не было ни приглашения приехать, ни намека на то, что желательно мое присутствие. Просто информация, а дальше уже каждый решает сам. Но во всем многообразии бального танца и танцевального спорта, среди тысяч и тысяч великолепных исполнителей, организаторов, деятелей танцевального спорта и бальных танцев, быть уже просто номинантом – достижение, поэтому все номинированные в разных категориях приезжают. И, возможно, так случается, что люди неоднократно номинируются, а потом получают эту награду.


Для меня поездка оказалась очень интересной, еще и из-за очень напряженного графика. 14 мая я только прилетел в Москву из Севастополя, где мы впервые проводили в Крыму турнир «Севастопольский вальс».


Два года назад были учреждены два региональных отделения Российского танцевального союза – Крым и Севастополь, в соответствии с созданием этих двух новых субъектов Российской Федерации. Турнир «Севастопольский вальс» имеет давние традиции, проходит более 30 лет, но впервые как турнир Российского танцевального союза. Его организаторы – Вадим Елизаров, народный артист Украины и руководитель уникального Театра танца, и его сын, Александр Елизаров, заслуженный артист Украины и победитель чемпионата России этого года в программе европейского шоу.


Вернувшись из Крыма 14 мая, 15 мая я уже улетел в Лондон. Там я встретился с одними из организаторов этой премии Миком Стилианосом и Лорной Ли. Обычно награждение проходит за день до их турнира Universal. Но в разговоре со мной они, не делая никакого намека на то, что я могу получить премию, поинтересовались, – «не могу ли я остаться и судить на их турнире Universal?» Я ответил, что не смогу, поскольку 17 мая должен улетать в Сочи на фестиваль искусств Газпрома «Факел». Так что, 15 мая я прилетел, в этот же день прошло награждение, а 16 мая улетел обратно. Приезд в Лондон стал для меня приятной возможностью вновь увидеть церемонию вручения Carl Alan Awards и встретиться с разными поколениями людей, создавшими славу бального танца в Великобритании и во всем мире.


Как прошла сама церемония?


С.П. Все проходило в исключительно красиво декорированном зале, с великолепным светом, эстрадой, на которой находился прекрасный оркестр. За столами разместилось более 500 человек. Очень красивый ужин с отличным обслуживанием, великолепным меню, напитками. Все способствует тому, что церемония проходит в непринужденной обстановке. А в том, что номинанты одной премии располагаются за одинаковыми столами, заключена определенная мудрость организаторов и отражена структура события. Но, конечно, главное – это люди. Среди публики лауреаты прошлых лет, а также все приглашенные для международного турнира Universal, и просто гости, купившие билеты на этот вечер. На фоне замечательной музыки идет ужин, затем небольшой перерыв и показательные выступления. В этот раз выступали две великолепные профессиональные пары – в латиноамериканской программе Стефано ди Филиппо и Даша, а в европейской программе – Домен Крапец и Наташа Карабай. Затем было выступление очень известного в Великобритании комедианта. Когда его объявили, публика очень оживилась. А после этого началось награждение.


Музыка продолжала играть, а номинанты выходили по специально выложенной для этого красной дорожке. Она вела к столу награждающих, где находились все призы. В этом году в качестве ведущих выступили один из известных ведущих британского телевидения со своей спутницей, им ассистировали Мик Стилианос и Лорна Ли. Награждение шло по всем номинациям: лучшая пара среди профессионалов, среди любителей, европейские и латиноамериканские танцы, выдающиеся деятели в традиционном для Великобритании сиквенс дэнс, люди, внесшие большой вклад в организацию школ бального танца. Ну, и последняя номинация – Worldwild Contribution. Каждый раз при объявлении номинанта, на экране появлялся подготовленый видеоряд в виде слайд-шоу или видео. В моей номинации были представлены три персоны. Начали с Бригит Майер из Германии, сейчас она живет в Канаде. Замечательная в прошлом танцовщица, участвовала в первом Кубке мира в Москве в 1995 году. После завершения конкурсной карьеры она уделила большое внимание истории бального танца, истории Всемирного танцевального совета (WDC). Бригит выпустила большой альбом – «Легенды бального танца» (Ballroom Icons). Мне приятно, что в моем лице один из представителей России попал в этот «иконостас». В течение нескольких лет в Education Department WDC (Образовательный отдел) Бригит вела раздел, посвященный истории и созданию энциклопедии. Она знакомила всех членов WDC, да и всех желающих, с историей WDC, с персоналиями, размещала редкие видео и многое другое. Бригит внесла большой вклад в создание истории Всемирного танцевального совета.


Второй представитель – это Исао Накагава, президент Японского танцевального совета, в прошлом неоднократный финалист чемпионатов мира среди профессионалов по европейской программе. Деятель, который в течение многих лет проводил и проводит крупнейшие в Японии турниры, и, в том числе, он один из инициаторов и организаторов Азиатского тура. Организатор турнира Asia Open в Токио. Человек, который сделал многое для развития танцевального спорта в Азии, один из создателей Азиатской любительской лиги.


А потом представили мою кандидатуру, и затем последовало объявление. Честно говоря, выслушивал я все это спокойно, без сильных переживаний. Передо мной было красивое событие, красивые люди, все заслужено получали свои награды. И когда назвали мое имя, было действительно приятно подняться, пройти под аплодисменты публики по этой красной дорожке, получить награду. Каждый из награжденных имел возможность произнести ответное слово, и я, конечно, поблагодарил британское танцевальное сообщество, которое уже почти в течение века развивает на нашей Планете бальные танцы.

Я говорил о том, что было время, когда мы в Советском Союзе могли получать информацию только из каких-то журналов, учебников и, выходящих каждую неделю, так называемых, «Писем Алекса Мура». Каким-то образом мы их доставали в Ленинской библиотеке и ходили туда для изучения. А еще журнал Ballroom Dancing Times, который можно было получить только в библиотеке Иностранной литературы. В конце 60-х годов информации было мало, и каждая ее крупица из Великобритании была необыкновенно ценна, а сама Великобритания представлялась нам Меккой бального танца. Она такой является и сегодня. Может быть, только сейчас нет таких результатов. Спортивный танец развился во всем мире, выросли другие чемпионы, в том числе и в России, которая заняла одно из ведущих мест в мире, как среди профессионалов, так и среди любителей.


Во время представления моей кандидатуры как раз и говорилось о тех турнирах, которые мы проводим: и о Кубке мира в Кремле, и о большом количестве чемпионатов мира и Европы, и о российских танцевальных парах, которые сегодня на чемпионатах добиваются высочайших результатов.


Поэтому я поблагодарил Великобританию и устроителей церемонии вручения Carl Alan Awards за высокую оценку моего труда. Сразу вспомнилось, что так всегда говорили в советское время – «за высокую оценку моего скромного труда» (смеется – ред.). Кстати, в начале своего выступления я слегка пошутил, что вызвало большое оживление в зале. Я сказал, что раньше думал, что Сarl Alan Award – это премия в честь Карла Броера и Алана Флетчера. Народ смеялся от души!


Всегда должно быть уважение к тем поколениям международного сообщества, которые внесли огромный вклад в развитие бального танца, и преемственность поколений. Об этом надо говорить постоянно, создавая Традицию. Лишь тогда мы будем уверены в том, что наши последователи и в нашей стране, и в других странах будут уважать людей, создавших национальный и мировой бальный танец, и его славу.


Станислав Григорьевич, в вашей номинации такая формулировка – «За выдающийся вклад в мировой танец». В его развитии есть две стороны – национальный уровень танца и международный. Что бы вы сами поставили на первое место, если бы говорили о своем вкладе в российский танец, и что бы, говоря о мировом уровне?


С.П. Пожалуй, это надо соотнести с периодами моей творческой жизни. Сначала это были выступления на турнирах. Первой парой, ставшей в СССР профессиональной, были Юрате и Чесловас Норвайши. А мы с Людмилой – второй по счету и первой профессиональной российской парой, которая выступила на крупнейших международных турнирах и чемпионатах. В любителях нам не удавалось танцевать на чемпионатах мира, хотя у нас были высокие достижения на турнирах в Финляндии, Германии и во всех социалистических странах. Но правила Международного совета танцоров любителей (ICAD – так раньше называлась Всемирная федерация танцевального спорта) не позволяла принимать участие в ее чемпионатах танцорам из стран, не являющихся ее членами.

Станислав и Людмила Поповы

А в профессиональной организации политика была более свободной и демократичной. И, став в 1981 году профессионалами, мы получили большое количество приглашений, в том числе и на чемпионаты мира и Европы. На своем первом чемпионате Европы по латиноамериканским танцам в Саутхэмптоне в 1983 году мы заняли восьмое место. Это была сенсация. Я помню, как ВВС уделила нам довольно много времени в телевизионной трансляции чемпионата, поместив интервью с нами в начале программы и фрагмент нашего танца из полуфинала.


Поскольку мы не выступали в финале, на чемпионате возникла одна любопытная ситуация. На все турниры мы, естественно, ездили с любительской 8-милиметровой кинокамерой. Тренера тогда найти было сложно. Были какие-то эпизодические встречи с известными специалистами в Западной Германии, Дании, Великобритании или во время их визитов в Москву. А так в основном кинокамера. Она была нашим близким танцевальным другом и учителем. Хорошо помню, как я решил снять на кинокамеру финал турнира. Я поднялся наверх, а там были ложи, занавешанные портьерами. Из-за них снимать было можно, хотя и не очень удобно, поскольку в каждой ложе сидели по 5-6 человек. И вдруг я чувствую, что кто-то берет меня за плечи. А профессиональные турниры снимать было нельзя ни тогда, ни сейчас. Но у нас другого выхода не было.

И вдруг я понимаю, что кто-то продвигает меня вперед, чтобы было удобнее это делать. Оборачиваюсь, а за мной стоит Алекс Мур. Легенда бального танца, один из его создателей. Абсолютно непререкаемый в этом мире авторитет. А еще добрый и приятный человек. Он-то меня и подвинул!


В то время существовало такое негласное соперничество двух педагогов Нины Хант и Уолтера Лейэрда. Они проповедовали немного разные стили, разные позиции и способ ведения партнеров. Но и тот, и другой, были, конечно, великими педагогами. Возможно, уже наши первые приезды сыграли свою роль, но, особенно, наше выступление на чемпионате Европы в феврале 1983 года. После него, Нина Хант, одна из величайших тренеров латиноамериканских танцев, без нашего ведома, вдруг начала организовывать всех ведущих тренеров в Лондоне для уроков с нами. Мы приехали из Советского Союза и, естественно, у нас не было валюты. Но каждый день у нас было по 3-4 бесплатных (как они называли complimentary) урока с лучшими педагогами мира. По европейской программе это были Билл и Бобби Ирвин, Бенни Толмайер, Боб Берджес и Дорин Фримен, Энтони Херли, и по латиноамериканской программе – Роберт Ричи, Уолтер Лейэрд, Нина Хант, Мик Стилианос и т.д. Это была совершенно удивительная неделя! Мы жили у своих друзей-танцоров из Австралии Лари и Кэрри Кларк, они возили нас каждый день в разные студии, и вот тогда началось наше вхождение в мир британского танца, тогда нас и узнали. С англичанами все это время у нас были очень хорошие отношения. Нам нравилась их манера общения, их увлеченность бальными танцами, их знания, их чувство юмора. Несмотря на то, что сегодня, может быть, не так много среди ведущих пар танцоров из Великобритании как раньше, у них по-прежнему целое поколение выдающихся тренеров.


А затем мы успешно выступили в марте 1983 года и на чемпионате мира по европейской программе в Лондоне в Хаммерсмитском Дворце (Hammersmith Paley). Но потом с апреля 1983 по 1985 годы, практически три года, в наших зарубежных выступлениях наступил перерыв, поскольку мы стали невыездными. Может быть, потому, что мы слишком много, по мнению наших «компетентных органов», общались с нашими иностранными коллегами (смеется – ред.), и они боялись, что мы останемся за рубежом. Что нами даже не обсуждалось, хотя предложения были.

После урока с Ниной Хант она спросила, – «почему вы не живете в Лондоне?». Я заметил, – «потому что наша Родина в СССР». На что она твердо ответила, – «я знаю, что такое Родина, но вы можете стать чемпионами мира и должны жить здесь!». Действительно в то время все претенденты на высокие титулы жили и тренировались «под глазом» лучших тренеров мира в Лондоне. К сожалению, тогда у нас такой возможности не было.


Наконец в 1985 году нам позволено было выезжать за рубеж. С 1985 по 1987 годы мы дважды выступали на Кубках мира по 10 танцам в Мюнхене и танцевали один или два танца в каждой программе в финале. Мы стали известными, популярными. И вот таким образом через бальный танец стали послами доброй воли, о чем и говорит один из слоганов бального танца – «Дружба через танец».


У меня есть один из выпусков американского журнала Dancers Digest с интересной статьей о нашей паре. Кстати, эту статью я впервые увидел на столе руководителя сектора отдела пропаганды ЦК КПСС В.Н. Костецкого. Он показал мне эту статью, когда мне все-таки в 1985 году удалось с ним встретиться и снять то недоверие и отрицательное к нам отношение, которое было неизвестно кем (могу только догадываться) сформировано. Впрочем, тогда это выглядело, может быть, действительно подозрительно. Американский журнал пишет статью о Поповых, где отмечается, что, возможно, это самая популярная пара двух континентов. А Станислав – «Траволта Советского Союза». В то время для отдела пропаганды ЦК КПСС это было странно, и тот, кто подложил туда эти материалы, думал, что таким образом наша карьера прекратится. Но все вернулось в прежнее русло, мы получили право еще примерно три года выступать на турнирах.


А в 1988 году наши конкурсные выступления завершились. Это произошло в Токио на турнире «Чемпионат мировых звезд». И сразу после него у меня начался организаторский этап. Через неделю после токийского события прошел I-й Московский международный турнир, куда я привез «Латинскую фантазию» вместе с Флетчерами и Салбергами. На турнир приехали Глен Вайс и Джилиан Тикет, одна из лучших пар мира среди профессионалов в европейской программе, Манфред и Катя Кобер, очень хорошая германская пара и представители других стран. Это было первое событие, где я выступал в новом качестве – организатора. С тех пор Московские международные турниры успешно развивались, а в 1995 году появился Кубок мира.


За 20 лет через него прошли все ведущие профессиональные пары мира в латиноамериканских танцах. А сколько выдающихся представителей бального танца судили на этом турнире! В течение долгого времени Кубок мира в Кремле транслировался каналом НТВ и Евроспортом, затем каждый год – на канале НТВ +. Потом появились прямые трансляции в интернете. Наш турнир видело действительно огромное количество людей во всем мире. Мы подсчитали, что за 20 лет чемпионаты, которые мы организовывали в Кремле, увидело около одного миллиона зрителей в России, Европе, Америке и Азии.


В моей жизни есть эти две ипостаси – исполнительская и организаторская. Не могу не вспомнить то время, когда мы выступали на турнирах. Мы были очень дружелюбными, всегда веселыми и коммуникабельными. Нас всегда очень хорошо принимали. Среди наших традиций была и такая. На каждый турнир мы привозили из Советского Союза самые разные конъяки – армянские, грузинские, молдавские. Всегда собирали большие компании и рассказывали про многонациональный Советский Союз. Я помню, как три года подряд мы ездили на Неделю Балтийского моря в Росток. Замечательный турнир, где в течение семи дней конкурсы проходили каждый день в новом городе. Собиралась очень сильная компания. И чемпионы мира, норвежцы Раймонд и Гюн Мюренген, и датчане Глен Вайс и Майя Серве и многие другие. Ежедневно у нас были какие-то вечера, где я представлял республики СССР и их напитки – Солнечная Грузия, Армения, Молдавия, Россия. У нас всегда со всеми были совершенно замечательные дружеские отношения. Ну, и танцевальные результаты были тоже хорошие.


А когда наступила пора организаторская, мы были рады видеть наших гостей уже у нас здесь, в Москве. Наверное, все в совокупности и сложилось в какой-то определенный образ. Дело в том, что британское танцевальное сообщество и руководители премии Carl Alan Awards прекрасно понимают, что успехи России, особенно в последние годы, как среди любителей во всех возрастных группах, так и среди профессионалов, являются отражением общего уровня развития спортивного бального танца в нашей стране.


Я считаю, что в моем награждении выражено, прежде всего, уважение к России, ее танцевальным традициям и уровню, которого она достигла. До этого ни один из предствителей России и всей Восточной Европы не получали этой премии. Поэтому в своем обращении на танцевальный портал Dancesport.ru я и написал, что свою премию разделяю со всеми моими коллегами, которые очень много сделали для развития советского и российского танцевального спорта. Может быть, некоторые не дожили до того времени, которое принесло бы им тоже заслуженные высокие награды. Я счастлив, что удостоин этого.


Станислав Григорьевич, так получилось, что в этом году вы еще один раз «прикоснулись» к английскому танцевальному сообществу. Правда, немного иначе, вы судили на Блэкпульском фестивале...


С.П. Да, так совпало, хотя это два независимых события. В этом году мне выпала честь судить программу Exhibition. Но должен заметить, что на Блэкпуле я судил не первый раз. Лет десять назад я был членом судейской бригады на чемпионате мира по европейской программе тоже в Блэкпуле. И ощущение было очень необычным.


По атмосфере турниры, проходящие в Блэкпуле в ноябре, а это закрытые чемпионаты Великобритании в сочетании с каким-то из официальных турниров WDC, конечно, сильно отличаются от майской. В мае, вовремя традционного Блэкпульского фестиваля, а в этом году он отметил свое девяностолетие, атмосфера настолько наэлектризованная! И, независимо от того, какой турнир проходит, находясь в зале, ты полностью этим пропитываешься. Конечно, наиболее яркие в эмоциональном отношении латиноамериканская программа у профессионалов и любителей и европейская - у профессионалов. Но в этом году хороший состав был и в Exhibition, который я судил. Туда всегда приглашают интересные пары, и приятно было сидеть не просто на первом ряду, а перед первым рядом (смеется – ред.).


И, снова возвращаясь к премии. Она присуждается за достижения в самых разных областях танца и охватывает весь мир. А какие достижения мирового бального танца, ну, если сказать так образно, вас «греют»?


С.П. Мне нравятся турниры в Великобритании, поскольку они не зависят от политической ситуации в мире. Они сохраняют то своеобразное положение нейтралитета, какое было у Швейцарии во время Второй мировой войны. В них участвуют все, независимо от организаций. К сожалению, сегодня нельзя назвать гармоничными те отношения, которые существуют между Всемирным танцевальным советом (WDC) и Всемирной федерацией танцевального спорта (WDSF). В прежние времена президенты WDC Леонард Морган, Карл Броер, Робин Шорт, президент IDSF Детлеф Хагеман предпринимали определенные попытки для сотрудничества, и в какой-то момент г-н Шорт был даже вице-президентом IDSF. Именно тогда был решен вопрос о признании IDSF Международным олимпийским комитетом. И тогда же было рекомендовано профессиональным организациям стать ассоциированными членами своих любительских организаций. Мы тоже пытались стать ассоциированным членом ФТСР, но это не состоялось. К сожалению, все ушло в прошлое. Сегодня мы развиваемся в параллельных мирах. Каждый живет своей жизнью. Всемирный танцевальный совет создал Любительскую лигу, и в каждой стране очень сильно развивается любительское движение. Хотел бы заметить, что сегодня ведущие любительские пары WDC не уступают парам WDSF, а профессионалы традиционно всегда сильны. Но все-таки необходимо, чтобы обе организации предприняли попытки для совместной работы, имея общую основную цель – утверждение бального танца и танцевального спорта в мировом социуме. Это придаст ему еще более высокий статус для того, чтобы все-таки появились какие-то олимпийские перспективы. Сегодня этого не происходит. А на английские турниры приезжают представители обеих организаций. Функционеров из WDC и WDSF танец в Блэкпуле примиряет, и все с радостью смотрят на танцевальный паркет.


А, если говорить о том, что происходит в России то, конечно, мне очень нравится, что уже 20 лет у нас проходит Кубок мира. Это большое знаковое событие. Мне очень нравится, что в России проводятся чемпионаты мира среди профессионалов, как той, так и другой организацией. В отношении любителей такого нет, поскольку чемпионаты мира WDC AL проходят только в «Диснейленде» в Париже. Но количество проведенных нами чемпионатов мира и Европы среди профессионалов WDC, дает нам право называть себя ведущей танцевальной страной. Могу привести пример. В 2016 и 2017 годах из 18 турниров WDC 9 чемпионатов проводит Россия. Если учесть, что в WDC более 60 членов, мы при этом проводим половину турниров. Думаю, 20-30 лет тому назад такое было трудно представить. А сегодня это очевидный факт. Когда мы подавали заявку на чемпионат мира по европейской программе на 2016 год, то конкурировали еще с двумя странами - США и Японией. Мы победили. И в этом году, когда распределяли чемпионаты 2017 года, мы снова решили подать заявку и опять получили чемпионат, и в этот раз практически без борьбы.

Я вижу в этом уважение.


В будущем мы должны немного переформатировать структуру наших турниров. В октябре у нас всегда проходили Кубки мира, а в апреле - официальные турниры WDC. Но WDC принял решение о проведении всех официальных турниров во второй половине года. А раз так, то следующие три года, в 2016, 2017 и 2018, мы будем в октябре проводить сначала один чемпионат мира по латиноамериканской программе, а потом два года подряд - по европейской.

А Кубки мира пройдут в апреле. Россия стала одной из главных стран по проведению официальных чемпионатов WDC, и это огромное событие. Особенно, если сравнить с периодом 40-летней давности, когда мы случайно смотрели какие-то журналы, а чемпионы мира из Великобритании были для нас небожителями. Теперь для нас все стало реальным и близким.


Что еще «греет» в мире бального танца? Сохранение традиций, и хотелось бы, чтобы так было и дальше. А что может радовать, если заглянуть в будущее? Чтобы было меньше амбиций, а больше сотрудничества, здравого смысла. И вместе с развитием танцевального спорта в России, возникновением большого количества организаций, мы все все-таки понимали, что наши интересы лежат в области нашей страны, и только общими действиями мы можем стать полностью главным лидером в области спортивного танца.


Фото из архива С. Попова

Первый лауреат от России
.pdf
Download PDF • 1.89MB

Российский танцевальный союз